Международный конкурс журналистских работ
посвященный 100-летию Республики Башкортостан

Парящие над сценой

16.01.2018 | gines

Уфа с давних пор – место паломничества поклонников гения балета XX века Рудольфа Нуреева. Ежегодно на Международный фестиваль, носящий его имя, съезжаются лучшие танцовщики со всего мира, биографы и исследователи его творчества.

В 2017-м побывал в столице Башкортостана и известный британский критик, публикующийся в самых престижных журналах, Грэхэм Уоттс. Он много писал о нашем знаменитом земляке и всегда мечтал побывать на его родине.

Большое впечатление на гостя произвела церемония открытия памятника на могиле самой именитой башкирской балерины, народной артистки СССР Зайтуны Насретдиновой:

– Я знаю, какую роль сыграла она в жизни Нуреева и как ее танец повлиял на его судьбу. Это было очень трогательное и пронзительное событие, и для меня большая честь оказаться в этот день здесь.

Несмотря на то, что мистер Грэхэм побывал на всех спектаклях и оценил их по достоинству, самый большой отклик в его душе оставил башкирский народный танец, который исполнили для него ученики хореографического колледжа имени Нуреева. И не только его. Выложенный на Facebook 60-секундный ролик собрал восемь тысяч просмотров уже в первую неделю. А фотография маленького Рудика в национальном костюме, доселе не виденная британцем, стала открытием.

Истоки и предпосылки

Важно понимать, что появление балетного гения Нуреева, как и рождение башкирской школы, предопределили традиции народного танца, которые подхватил заявивший о себе еще в 40-е годы прошлого века ансамбль Файзи Гаскарова. Уфа – город с давними театральными традициями. Здесь начинал свой путь к вершинам вокального искусства великий Шаляпин, пели Сергей Лемешев и Ирина Масленникова, которых слышал Рудольф. В 1934 году волею судеб оказался знаменитый хореограф Карл Матсон, преподавала артистка труппы Дягилева Анна Ивановна Удальцова, оказавшаяся в нужное время в нужном месте словно для того, чтобы оценить дар Рудольфа, и заявить: «Ты должен обучаться классическому искусству».

В середине 30-х молодой балетмейстер, выпускник МХУ Файзи Гаскаров набрал группу детей с хорошими данными и повез их учиться в Ленинградское хореографическое училище, где по его инициативе была создана Башкирская студия. Ее выпускники и стали солистами балетной труппы в Театре оперы и балета, открывшемся в 1938 году. И кто знает, получил бы мир своего гения, если бы однажды маленький Рудольф не попал на первый национальный балет «Журавлиная песнь», где блистала начинающая свою карьеру Зайтуна Насретдинова. Будущая обладательница премии «Золотая маска» в номинации «Честь и достоинство» произвела на семилетнего мальчика ошеломляющее впечатление. «Со мной что-то произошло, из своего одинокого мира я перенесся прямо на небеса. … Я потерял дар речи», – позднее вспоминал Нуреев. В то же время музыкальность, пластичность башкирского и татарского танцев не могли не повлиять на некоторые особенности таланта Нуреева: его эмоциональность, темперамент, экспрессию. В 1953 году Рудольф из танцевального кружка при доме пионеров на улице Карла Маркса поступает в балетную студию, открывшуюся тогда же при оперном театре. Ему уже 17, и для учебы в училище нет шансов. Но судьба благоволила к Нурееву. Выход был найден. Министерство культуры РБ при поддержке Зайтуны Насретдиновой ходатайствовало перед Москвой о направлении его в Ленинград. В порядке исключения уфимскому дарованию дают согласие на учебу, но с условием: необходима оценка возможностей ученика специалистами. 25 августа 1955 года на окончательном просмотре в Ленинградском хореографическом училище, который проводила славившаяся строгостью Вера Костровицкая, «лучшая из женщин-педагогов России», он получает ныне уже ставшее известным заключение: «Молодой человек, либо вы станете блестящим танцовщиком, либо потерпите полный крах. Скорее всего, полный крах!». Вердикт оказался пророческим в своей первой части. Так закончился уфимский период жизни Рудольфа Нуреева.

– В 50-60-е годы на Западе балет был на низком художественном уровне. О создании на сцене образа не было и речи, – говорит художественный руководитель балетной труппы театра и худрук Башкирского хореографического колледжа имени Нуреева, народная артистка России и РБ Леонора Куватова. – Дух, эмоциональное состояние, которое трогает зрителя, – заслуга русской школы, традиции которой мы наследовали и продолжаем. Наши питерские педагоги говорили: «Не надо три пируэта, сделай два тура, но чисто». Можно иметь хорошие физические данные, школу, но если ты холоден – никогда не тронешь сердца. Если зритель не замечает, как танцовщик высоко прыгнул или сколько фуэте сделала балерина, а плачет или смеется – значит, он встретился с настоящим искусством. Все это подарил наш Нуреев.

И сегодня будущих артистов балета готовят на основе русского классического танца. Причем, по признанию тех же питерских педагогов, в Уфе сохранилось то, что уже потеряно в столицах: например, постановка рук.

– Если убрать школу, то через два-три года рухнет не только театр, но и лучшие хореографические ансамбли: имени Файзи Гаскарова и «Мирас» – подпитки не будет, – резюмирует Леонора Сафыевна. – Наши выпускники работают не только в этих коллективах, но и востребованы во многих российских театрах. Востребованы и исполнители классического танца, и народного отделения.

Воспитанники школы никогда не забывают, что представляют на балетных сценах страны и мира единственное учебное заведение, носящее имя корифея танца. С «Лебединым озером» они побывали на гастролях в Германии. Когда на афише написано: «Академия Нуреева» – это не только заявка на успех, но и огромная ответственность. Во всех городах на спектаклях был полный аншлаг, юным танцовщикам довелось выступать даже в концертном зале на две тысячи мест, и в нем не нашлось ни одного свободного кресла. Для непосвященных поясним, «нуреевцы» обучаются по стандартным для хореографического учебного заведения программам. В них есть дисциплины, позволяющие получить разносторонние знания по истории классического танца и теории музыки, истории театра и изобразительного искусства, мировой культуры.

– Рудольф Нуреев был не только великим танцовщиком, хореографом, но и тонким знатоком и поклонником искусства, – говорит преподаватель музыкальных дисциплин Зульфира Ахметзянова. – Оригинальность мышления, эстетизм, чувство стиля, вкус сделали его одной из самых ярких личностей в искусстве ХХ века. Приобщение ребят к сокровищам мировой культуры не ограничивается только уроками. «Нуреевцы» – завсегдатаи концертов классической и современной музыки (благо, возможностей для этого в Уфе достаточно), балетных и оперных спектаклей в БГТОиБ, участники творческих встреч с выдающимися деятелями культуры и искусства.

Долгие годы сотрудничества связывают Башкирский театр оперы и балета и великого хореографа Юрия Григоровича. Нельзя не сказать о премьере одного из самых красивых балетов маэстро – «Легенды о любви». Он снискал славу одного из самых сложных и удачных: критика позволяла в его адрес только самые лестные слова. Поставить такой спектакль – редкая удача и огромная ответственность.

– Башкирская труппа впечатлила общей высокой культурой исполнения, – высказала свое мнение известный историк и критик, профессор Академии русского балета имени Вагановой Ольга Розанова.

В юбилейном 80-м сезоне труппу ждут новые премьеры и новые свершения. Рудольф Нуреев как-то заметил: «В каждом, кто будет танцевать на сцене, будет жить частичка меня». Для башкирской труппы эти слова имеют особый смысл.

Звезда мирового балета Рудольф Нуреев родился в поезде – где-то около Иркутска. Он впоследствии любил объяснять свою тягу к перемене мест: семья часто переезжала вслед за отцом-политруком. Хамит Нуреев был родом из деревни Асаново Шариповской волости Уфимского уезда. И когда отца призвали на фронт, Фарида Нуреева предпочла перебраться из Москвы в маленькую деревушку в Зауралье, а в 1943-м – в Уфу, к родственникам мужа. В 10 лет Рудольф был принят в танцевальный кружок при Дворце пионеров, который вела Анна Удальцова, выступавшая некогда в кордебалете у Дягилева. А потом был всего один на всю семью билет на «Журавлиную песнь» – гастрольный спектакль Большого театра, где главную роль исполняла башкирская балерина Зайтуна Насретдинова. Ну а потом, несмотря на яростное неодобрение отца, – поступление в Ленинградское хореографическое училище, Кировский театр, невозвращение, ангажемент в Королевском балете Великобритании и в Венской опере, директорство в парижской Гранд-опера, революционное изменение роли мужского танца… Запад настолько восхищался Нуреевым, что, когда из-за болезни он уже не мог танцевать, ему дали возможность дирижировать. В этом году знаменитый британский актер Рейф Файнс приступил к съемкам фильма о юных годах Нуреева.

Светлана ЯНОВА