Международный конкурс журналистских работ
посвященный 100-летию Республики Башкортостан

Атай Мустай и его сын

10.06.2019 | cmanager

В Национальном молодежном театре прошел спектакль «Батя Ялалетдин» по одноименной повести Мустая Карима. Автор инсценировки – Ильгиз Каримов, талантливый литератор, переводчик, сын народного поэта, ушедший из жизни 14 марта. Его памяти и был посвящен этот вечер с показом спектакля.

Сестра Альфия, рассказывая о старшем брате, счастливом детстве, когда Ильгиз первым дал ей в руки книгу, учил читать и размышлять, нашла очень точную характеристику: «Ильгиз был негромким тихим человеком, истинным интеллигентом». Неудивительно, что добрый человек оставил после себя только светлую память. А еще – десятки переводов прозаических произведений великого отца, его дневников и статей. Пока позволяло здоровье, Ильгиз Мустафович работал над десятитомным Собранием сочинений к 100-летию Мустая Карима. Осталось завершить два последних, и все хлопоты по их формированию теперь легли на Альфию Мустаевну, что только обостряет ее чувство невосполнимой утраты.

 Режиссер Мусалим Кульбаев признался, что с Ильгизом их связывали не только годы плодотворного сотрудничества, но и теплые человеческие отношения. Было много совместных планов, в том числе и готовящийся к показу спектакль по «Долгому-долгому детству». Безукоризненный перевод Ильгиза Каримова, этого выдающегося философского произведения, ценил и сам Мустай. Как и отец, Ильгиз родился в Кляшево, провел там первые военные годы своего детства, а потом школьником постоянно приезжал с родителями, гостил у родственников. И неудивительно, что, взявшись за перевод, он пропускал каждое слово «Долгого-долгого детства» через собственное сердце, собственные воспоминания.

 Вот и одно из поздних произведений Мустафы Сафича «Батя Ялалетдин» в переводе Ильгиза Каримова цепляет читателя и зрителя так, что потом вдруг на улице всматриваешься в глаза незнакомых подростков, желая удостовериться в их жизненном благополучии и защищенности. Сироты, беспризорные дети – горькое наследие войны – в годы «развитого социализма» как бы сошли с общественной повестки. Но в эпоху перестройки вновь стали обнажаться людские пороки. Именно тогда и увидела свет мустаевская книга «Батя Ялалетдин». Появилась, как предостережение народного поэта: не грешите, не переступайте черту недозволенного, оставайтесь людьми.

 Пророчество Мустая Карима со всей очевидностью проявляется в наши дни. Сирот вдруг стало больше, чем в послевоенные годы. Пьющие матери, родители-наркоманы, теряя человеческий облик, лишают малышей не только детства, но и обрекают их на пожизненный синдром лишнего человека, изгоя. И, увы, не всем повзрослевшим сиротам удается с годами преодолеть в себе этот комплекс, найти место под солнцем.

 В спектакль добавлены эпизоды, которых нет в самой книге «Батя Ялалетдин», но они реальны и связаны с семьей Каримовых. Сироту Флюру, дочь репрессированных родителей, притесняют в детдоме, пока к директору не приходит письмо от родственников – с этой доброй весточки кардинально меняется отношение воспитателей и детей к девочке. Та Флюра – родственница Розы Суфьяновны, супруги писателя. Молодожены Каримовы, написав письмо в детдом, несказанно помогли сироте. Она успешно окончила школу, получила образование, стала директором фабрики в Сибири. Без родителей выросла и сама Роза Суфьяновна, ее младшие братья и сестры. «Хоть змея ужалит – не плачь», – стало и ее девизом жизни.

 Герой книги – Миша Куянов – вобрал в себя судьбу друга Мустая Карима, мэра Уфы Михаила Зайцева. Его признания о трагедии детства, лишившей подростка отца на войне, а потом и матери, подтолкнули писателя выплеснуть сиротскую боль. Сегодня книга и спектакль зазвучали с новой силой, они вновь мобилизуют нас на заботу о детях – ибо нет без них будущего. А добрые семена литературного наследия Мустая дарят веру и надежду на нескончаемость подлунного мира и справедливость.

Галина ИШМУХАМЕТОВА.